Купить этот сайт
Советую!

Огромная подборка курсов по шитью здесь.

Как заработать на парнерках по продаже курсов по шитью смотрим здесь!

Полезные советы и бесплатные курсы для тех, кто строит дом или планирует ремонт здесь.

Сказка из Венеции

Сказка из Венеции 1. Давным–давно в солнечной Италии, в дивном городе Венеция, жили-были старик да старуха. Проживали они в бедной лачуге у самого синего в мире моря. Старик плавал на утлой своей лодчонке да ловил рыбу, а потом продавал её на берегу. Старуха сидела дома да плела тонкие кружева для богачей и знати. И жили они вместе двадцать лет и два года, и всё бы ничего, да вот беда – детей у них не было.

Об этом больше всего и горевала старуха:
- Ой, муженёк, старые мы уже стали, а никого у нас нет – ни сына, ни дочки. Не будет и утешения в старости.
А старик в ответ только разводил в смущении руками да шёл чинить свою ветхую рыбачью сеть.

Печалилась старуха, горевала да и пошла однажды к колдунье.
Колдунья взяла предложенную плату, поводила пальцем по гуще, подула на взвар да и говорит:
- Собирайся-ка ты завтра поутру да плыви с мужем на рыбалку. И первую же пойманную рыбу не жарь и не вари, и мужу ни куска не давай, а съешь сама её сырою. Сбудется твоё желание!

Так старуха и поступила. Утром, ни свет ни заря, села в лодку, и поплыли они со стариком в синь тёплого моря. Посреди моря закинул рыбак сеть и поймал… одну единственную рыбку. Но была эта рыбка такая, какую он никогда не видывал и не слыхивал, что бывают такие. Была она невелика ростом, тонка телом, плавники имела золотистые и глаза бирюзовые. А чешуя у чудесной рыбки была бело-розовая да такая мелкая, что, казалось, и нет никакой чешуи.
Взяла старуха эту рыбку и не стала её ни варить, ни жарить, а так целиком и проглотила.

С того дня и понесла старуха. В положенный срок у неё родилась девочка, и назвали её Коломбиной. Девочка росла весёлой да здоровой, красивой да смышлёной. Вот только была она совсем не похожа на соседских дочек. Те все были черноглазые, смуглые да темнокосые. А эта – белокожая, золотоволосая и с чудесными глазами цвета морской волны в ясный полдень. Кроме того, Коломбина с детства была сильная и смелая, избегала женской работы по дому, зато рано стала выходить с отцом в море. К 16-ти годам она сама стала отважной и умелой рыбачкой. Уже многие сыновья рыбаков засматривались на неё. Даже некоторые сынки почтенных горожан приходили поглядеть на красавицу. Но она только смеялась над ними, прыгала в лодку и, распустив парус, уплывала в море.

А время шло. Однажды зимой во время жестокого шторма умерла мать. Вскоре и отец заговорил с дочерью о неизбежном:
- Коломбина, дочь моя! Чувствую я, приближается мой последний час. Мы со старухой жили в этом мире честно, трудились не покладая рук, но оставляем тебе только эту лачугу, лодчонку да рваную сеть. Ещё я скажу тебе последнее родительское слово: забудь свои детские мечты о прекрасном принце. Выбери себе хорошего парня из рыбаков или из торговцев, да и живите с Богом!

Старик помолчал, собираясь с силами.
- У меня для тебя есть ещё кое-что. Пошарь, дочка, у меня под тюфяком.
Девушка провела рукой и достала маленький мешочек из невыделанной кожи. Она открыла мешочек и высыпала на ладонь три жемчужины.
- В молодости ходил я на большом корабле в южные моря. Много чудес и диковин я повидал. Чудесным образом попали эти жемчужины ко мне, но… но я поклялся никогда не говорить об этом. Перед свадьбой подарил я их твоей матери. Она спрятала их на чёрный день. Теперь они твои. Прошу тебя, воспользуйся ими с умом…

Через некоторое время старик умер, и девушка осталась совсем одна. Однако долго горевать она не привыкла и на следующее утро, как обычно, вышла в море. Жемчужины Коломбина взяла с собой.

Посреди моря девушка вновь извлекла жемчужины и положила их на ладонь. Внимательно разглядела при свете солнца. Некрупные, неидеальной формы. А из-за долгого хранения в темноте они заметно пожелтели. За такие жемчужины много денег не выручишь. И всё-таки что-то в них было необычное, притягательное и одновременно отталкивающее. Коломбина подняла ладонь и сквозь жемчужины посмотрела на море. Море искрилось в лучах жаркого солнца, радужный ореол обнимал жемчужины, пронизывал их. От этого казалось, что драгоценности плавятся и норовят стечь с руки живыми капельками в синее море.

Отец велел использовать жемчужины с умом. Конечно!
Коломбина размахнулась и швырнула три яркие искорки подальше от лодки.
Забыть о принце? Нет и нет! Мечта останется с ней.

Оставшаяся часть дня прошла как обычно. Успокоившись и почти позабыв об утрате своего единственного сокровища, Коломбина выбрала сеть и с неплохим уловом вернулась к родному берегу.

2. И на следующий день девушка, как всегда, отправилась в море. Но на этот раз добычи не было совсем. Раз за разом забрасывала Коломбина сеть, но всё впустую…
Солнце поднялось совсем высоко, когда молодая рыбачка в последний раз вытянула сеть.
Рыба была. Одна. Но какая! Громадная, с распухшим брюхом, полным то ли икры, то ли чем-то проглоченным. И эта рыбина, казалось, сама лезла в лодку!

Коломбине сразу же непреодолимо захотелось узнать, что находится в брюхе рыбы. Она взяла нож и вонзила его в податливую мякоть. Оттуда вдруг вывалился…синий бархатный камзол! И тут же рыбье брюхо точно взорвалось, обдав девушку целым каскадом брызг.

Коломбина зажмурилась, а открыв глаза, обнаружила… что очутилась на палубе красивой двухмачтовой каравеллы! Вокруг сновали бойкие матросы, усердный боцман подгонял их свистками да линьками, а у руля стоял кормчий, важный, словно испанский гранд. И никто не пялился на Коломбину, не ухмылялся, не косился на женщину на корабле. Наоборот, все и даже боцман и кормчий относились к ней подчёркнуто вежливо и предупредительно. Коломбина оглядела себя: синий камзол, белые панталоны, тупоносые туфли с золотыми пряжками. На боку – короткая морская шпага. Поверх её кудрей, тщательно завитых и припудренных, красовалась широкополая шляпа со страусовыми перьями. Девушка поняла, что капитан на судне – она. И каравелла со звучным именем «Санта-Лючия-делла-Грация» поплывёт туда, куда она прикажет. Да ведь Лючией звали её мать!
- Курс на город! – звонко выкрикнула Коломбина. – Держать прямо к дворцу дожа.

Надо сказать, что в те времена Венецией правил славный господин – дож Белиссимо. Был он уже немолод и с нетерпением дожидался возвращения из путешествия в дальние страны своего единственного сына – принца Леопольдино. Судьбе было угодно, чтобы именно в этот день корабль, на котором плыл Леопольдино, подходил к родному городу. Корабль принца, пользуясь преимуществом в парусах, в виду города обогнал каравеллу «Санта-Лючия» и первым вошёл в Большой канал – главную городскую артерию Венеции.

Показалась набережная у дворца Дожей, полная народа, расцвеченная гирляндами цветов, флагами. Было видно, как принц стоит на капитанском мостике, ожидая встречи с любимым отцом. И вдруг корабль резко остановился и накренился, словно наткнулся на невидимую стену. Вся многотысячная толпа ахнула, когда принц Леопольдино вылетел за борт и исчез в воде Большого канала. Каравелла «Санта-Лючия» шла в кильватере за большим кораблём и едва успела увернуться от столкновения, когда тот остановился. Увидев несчастье, случившее с принцем, Коломбина, не теряя ни секунды, бросилась в воду вслед за ним. Девушка с детства плавала как рыба, и ей не доставило труда спасти Леопольдино и доплыть с ним до набережной. А там уже десятки крепких рук вытащили их на сушу. С принца ручьями стекала вода, а вот Коломбина стояла совершенно сухая и даже шляпу не потеряла. Видимо поэтому никто и не догадался, что перед ними девушка.
Леопольдино бросился к своей спасительнице:

- Милый юноша! Я обязан тебе жизнью! Позволь назвать тебя братом! Назови скорее свое благородное имя и пойдём к моему отцу.
- Меня зовут… Коломбо! Но извини, принц, я очень спешу. Мой корабль не может без капитана.
- Постой! Побудь со мной хоть немного! Не можешь… Вот тебе мой драгоценный перстень – это подарок моей незабвенной мамочки. Я им очень дорожу, но тебе, брат, отдаю в залог того, что мы ещё увидимся. Обещай!
Леопольдино обнял и поцеловал названного брата. Его спаситель покраснел до корней волос и осторожно освободился от объятий.
- Обещаю, принц! – крикнула Коломбина и с разбега перепрыгнула на борт каравеллы, подплывшей, чтобы забрать её.

С палубы своего корабля, уносящего её вдаль, Коломбина успела разглядеть огорчённое лицо принца Леопольдино, радостное лицо дожа и ещё одно лицо, скорее личину, одного из аристократов, с лютой злобой смотревшего на дожа и его сына. Всю дорогу от Большого канала до родного рыбацкого посёлка девушка перебирала в мыслях перипетии своего приключения. Особенно её взволновал поцелуй прекрасного принца. Пусть братский, нечаянный, но поцелуй!

Едва каравелла снова приблизилась к берегу, показались хижины рыбаков, их лодки у причала. Коломбина, ещё вся горя от пережитого волнения, спрыгнула в морские волны, поспешила на берег. Едва выйдя из воды, она опомнилась и оглянулась назад. Но что это?! От двухмачтовой каравеллы не было и следа! В пене прибоя покачивалась маленькая отцовская лодочка.
А она?! На ней тоже не было уже наряда морского капитана, а всего лишь обычное платье простой рыбачки…
Неужели всё прошло, как дым, как сказка, и больше никогда не повторится?
Но нет, на пальце, как напоминание, как надежда на лучшее, сиял, подобно маленькому солнышку, камень с перстня, подаренного принцем!

3. И опять для Коломбины потянулись дни за днями, похожие друг на друга как капли в море. Сказочная каравелла, встреча с принцем Леопольдино отдалялись, казались чудесным сном. Когда девушке становилось совсем грустно, она доставала из потайного кармашка перстень и целовала его. Это придавало ей уверенности и дарило надежду на новую встречу. Всё ещё будет, дай только срок!
В один из дней, который начинался как обычно, Коломбина вышла в море. Долго, бесплодно бороздила волны и забрасывала сеть – улова сегодня не было. Опять придётся возвращаться ни с чем и есть дома пустую похлёбку с морскими травами и моллюсками.

Но вдруг старая сеть натянулась и затрепетала. И так же затрепетало сердечко девушки, когда из воды показалась огромная рыбина с гигантским брюхом. Коломбина уже знала, что надо делать, и смело вонзила нож в брюхо рыбины. Снова всю её окутало брызгами и туманом. Она на миг потеряла сознание, а придя в себя, очутилась… на палубе трёхмачтового военного галеона. Снова вокруг сновали матросы, канониры с горящими фитилями стояли у заряженных пушек. На руле застыл рослый кормчий, надменный, как германский барон.

Коломбина оглядела себя: короткие сапожки с серебряными пряжками в виде якорей, цвета червонного золота камзол капитана, кортик в ножнах на боку, морская треуголка с позументом. За поясом была пара пистолетов, в руке – подзорная труба.
Куда же плыть? В город?

Девушка перевела взгляд наверх, на вершины мачт. Свежий ветер-трамонтана наполнял верхние паруса-лисели и трепал вымпелы. Над судном пролетел буревестник и прокричал громко и гортанно. Он сделал круг и полетел на восток.
- Кормчий! – прокричала Коломбина. – Курс ост-зюйт-ост. Идём к Далматинскому берегу.
И галеон с гордым именем «Сан-Марко-деи-Фиоре» (Марко – так звали отца Коломбины) пошёл к берегам Далмации.

Надобно сказать, что в то время Венеция вела затяжную войну с иллирийскими пиратами. Пираты собрали большой флот и осадили с моря Которскую бухту – форпост Венеции на Балканах. Островное государство также вооружило свои корабли. Командовать флотом был поставлен принц Леопольдино.

При расставании дож Белиссимо сказал ему:
- Сын мой! Мы живём в трудное время. Нас окружают враги. Крушение твоего корабля было подстроено. Наши недоброжелатели хотели погубить тебя. Исполнители схвачены и казнены. Но их покровители живы, хотя и скрылись на время. Ими мы ещё займёмся, пока нас больше волнуют внешние враги. Ты должен разбить пиратов, чтобы успокоить граждан и укрепить государство. Я уже стар и с радостью передам трон тебе – молодому и сильному. На тебя вся надежда. Но нам нужна только победа. Так плыви за ней!

И вот флот принца Леопольдино сошёлся в смертельном бою с пиратским флотом. Флагманский корабль венецианцев схватился с флагманом иллирийцев. Обменявшись залпами орудий, корабли сошлись на абордаж. Пираты были отважными и лихими людьми, вооружены до зубов и терять им было нечего. Вот верные матросы падают в крови вокруг принца. Вот и сам Леопольдино схватился в поединке с грозным предводителем пиратов. Кажется, спасения уже нет!

Но что это?! Внезапно в шум рукопашного боя ворвался мощный рык. Это залп десятков морских каронад. Ядра рвут в клочья паруса пиратского брига, разносят в щепы его мачты и такелаж. Следом на палубу флагмана выскакивают ловкие молодцеватые матросы, и ошеломлённые пираты сдаются. Их предводитель в отчаянии прыгает в море. Видя гибель своего главаря и его судна, сдаются и остальные пиратские корабли. Полная победа!

Весь в пороховой гари, в крови врагов, принц Леопольдино поспешил навстречу своим спасителям. К нему вышел среднего роста молодой капитан в золотистом камзоле.
- Мой дорогой Коломбо! – радостно вскричал принц и жарко обнял названного брата. Затем он отстранился и снял с себя золотую адмиральскую цепь.
- Сегодня ты, любезный друг, спас не только меня, но всю Венецию. Властью данной мне городом я награждаю тебя этой цепью и званием адмирала флота! Поплывём же со мной, и пусть славный дож и все граждане воздадут тебе заслуженные почести.
Но молодой капитан смутился и, скрывая волнение, сказал:
- Не время мне, о принц, плыть в Венецию. Не все дела ещё закончены. И я… не готов предстать перед дожем Белиссимо.

Коломбина грациозно перепрыгнула на борт своего корабля, и галеон под полными парусами отправился восвояси. Девушке было невыразимо грустно расставаться с принцем, которого она полюбила всем сердцем, но и остаться с ним, находясь в обличье капитана, было немыслимо.
И снова, едва корабль подошёл к берегу, Коломбина не выдержала и спрыгнула в волны прибоя. Когда она вышла на берег, на ней снова было платье рыбачки, а у берега покачивалась её лодочка.

4. Принца Леопольдино в Венеции встретили как героя. Дож при всём народе облобызал его и провозгласил своим преемником.
Прошло какое-то время, и снова дож вызвал к себе Леопольдино, собрал знать своего государства и сказал:
- Сын мой! Я готов уступить тебе мой трон и власть над этим городом. Враги внешние и внутренние побеждены или в изгнании, Венеция процветает, народ благоденствует. Но прежде, чем ты наденешь мантию дожа, тебе надлежит выбрать себе жену. Пусть ей станет самая прекрасная и добрая девица. Выбор за тобой!
- Но великий господин, отец мой! – возразил принц. – Я не знаю девицы, которая могла бы занять моё сердце.

Среди знатных венецианцев прокатился ропот. Дож нахмурился.
- Правда, с недавних пор, – продолжал Леопольдино, не смущаясь всеобщим недовольством, – мне стали сниться сны о моём названном брате. Будто бы он на самом деле девушка, прекраснейшая из всех живущих на земле! Или это его сестра-близнец. Вот о такой я мечтаю. Такой девушке я бы без колебаний отдал руку и сердце, разделил трон.
- Не-ет! – вскричал дож. – Никаких снов! Мальчик мой, ты – принц. А женитьба принца – дело государственное. Мы назначим день и час, когда лучшие девицы Венеции соберутся на площади возле нашего дворца. Вы, принц, должны будете сделать свой выбор. Иначе, по законам нашего государства, Вы будете изгнаны из страны. Изгнание Ваше продлится до тех пор, пока не найдёте себе суженую среди иноземных принцесс. Но знайте, сын, Ваше отсутствие разобьёт моё старое сердце! Пожалейте меня, пожалейте Венецию, которая всегда славилась своими красавицами. Ваш выбор, принц!
И день смотрин невест принца Леопольдино был назначен.

Прекрасная Коломбина тоже узнала об этом. Как бы она хотела быть рядом со своим любимым! Но для дочери простого рыбака было совершенно немыслимо стать принцессой. И в назначенный день она не пошла в город вместе с разряженными красавицами, а отправилась в море на своей лодочке.
Море с утра было неспокойным – хмурое небо, ветер, сильные волны. Но для Коломбины это было и на руку – кто знает, отчего по её лицу текут солёные капельки?

Ещё не выйдя из мелководной лагуны, девушка в первый раз забросила сеть. И сразу же в ней зашевелилось, забурлило, и нечто большое и сильное повлекло за собой в открытое море лодчонку Коломбины. Там чудовище успокоилось и поднялось из воды – это вновь оказалась громадная рыбина. Она едва уместилась в лодке, затем откинула хвост и выставила вверх туго набитое белое брюхо. Едва нож девушки коснулся рыбьей кожи, она лопнула, и Коломбину обдало водопадом морской воды и пара…

Когда Коломбина пришла в себя, то первое, что она увидела, было большое белоснежное облако, окутавшее всё её с ног до головы. Не сразу девушка поняла, что на ней роскошный наряд невесты, на ножках – белые сафьяновые туфельки, а на головке – бриллиантовая диадема. А стоит она на палубе большой красивой барки с косыми латинскими парусами из белого шёлка. Её окружают нарядные служанки, корзины со свежими плодами и цветами, клетки с певчими птичками. На баке играют что-то нежное музыканты. На корме стоит кормчий, элегантный, как британский лорд. Радостное волнение сжало сердечко Коломбины, и барка медленно поплыла в сторону дворца дожей.

В это время вереницы девушек уже выстроились на площади у дворца. Они весело переговаривались, хвастались друг перед другом своими нарядами и украшениями. Вокруг толпился народ, предвкушая забавное зрелище, а затем, если принц сделает свой выбор, то и славный пир. Но пока народ сдерживали вежливые, но непреклонные солдаты.

Ровно в полдень из ворот дворца вышли дож с принцем и придворными и направились к девушкам. Леопольдино был печален. Только он один во всём городе не радовался в этот день. Не для него в этот день улыбалось солнце и блистали красавицы. Но перечить воле отца и законам государства он не смел.
Прозвучал протяжный сигнал трубы, и придворные направились в сторону потенциальных невест принца. Леопольдино закусил губу, склонил голову и уже собирался тронуться вслед за ними, когда со стороны моря донёсся зов новой трубы. Принц встрепенулся и чуть ли не бегом поспешил к пристани.

Вот к берегу подошла нарядная барка под белыми парусами. За ней следовали каравелла и галеон. На каждом из кораблей развевался флаг – синее полотнище и на нём большая серебряная рыба.
С барки спустили богато убранный трап, и на берег сошла девушка в пышном белом платье, прекрасная, как морская нимфа. Леопольдино протянул к ней руки и откинул густую вуаль с её лица.
- Как?! Коломбо, ты ли это, мой друг?
- И я, и не я. – отвечала ему взволнованная Коломбина. Она протянула ему драгоценный перстень. – Я та, кого ты назвал братом. И та, кого ты произвёл в адмиралы, – девушка подала золотую цепь. – И я же Коломбина, дочь простого венецианского рыбака!
- Ты та, которую я искал так долго! – воскликнул принц. – Я ждал тебя всю жизнь. Отныне только ты – жизнь моя! Я люблю тебя и прошу стать моей женой!

При этих словах вся Венеция, все люди, радостно закричали и запели. При полном восторге народа Коломбина протянула к прекрасному принцу руки, а он заключил её в свои объятия. Тут же девушка призналась любимому и рассказала обо всех чудесных превращениях, что случились с ней. А Леопольдино смотрел на нёё, не сводя глаз, и радовался своему счастью.

К влюблённым подошли дож Белиссимо и придворные.
- Я вижу, ты сделал правильный выбор, сынок! Тебе посчастливилось встретить редкую
красавицу, и умную, и отважную. Корабли, которые она привела с собой, будут гордостью нашего флота, а сокровища в их трюмах столь ценны, что сравнятся с приданым дочери морского царя! Да будет новый союз Венеции и моря! И будет навеки благословлён наш славный город, счастливая Венеция!
Леопольдино предложил руку Коломбине, и они прошли во дворец. Весь народ приветствовал их и осыпал цветами. Радовались и славили молодых все, даже несостоявшиеся невесты принца. И не было в тот день ни одного несчастного или печального человека.

В тот же вечер была сыграна пышная свадьба, на которой веселился весь город. Девушки и женщины нарядились в свои лучшие наряды, праздничные платья, а лица прятали за веерами, за вуалями, напропалую кокетничая со своими кавалерами. А мужчины наряжались кто в моряков, кто в пиратов, кто в забавных арапов, кто в суровых норманнов. А кто и в паяцев или в домино. И все тоже надели маски. Переодетые затевали забавные шутки или безобидные розыгрыши, пели канцоны и серенады. И всем очень понравился этот маскарад.

Молодой дож Леопольдино, вступив на трон, первым же указом, в честь своей жены и в честь чудесного приключения, соединившего их, повелел отныне каждый год устраивать в Венеции шумный и блестящий КАРНАВАЛ!
А невесты с той поры накануне своей свадьбы опускают в море венки из самых красивых цветов и вспоминают Дочь Рыбака.

Автор: ZlodeevichSS

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Рубрики